вторник, 17 декабря 2013 г.

МИР, где Девушки БОЛЬШЕ НЕ хотят ЗАмуж

Каждый день на страницы нашего портала и в группы “Матрон” в социальных сетях заходят несколько разгневанных мужчин. Нет, называть это “заходят” было бы неправильно – они врываются сюда с таким видом и с такими интонациями, с которыми большой начальник влетел бы в ярости в свою собственную бухгалтерию, из которой доносились бы обрывки сплетен о нем и едкие насмешки в его адрес.

Кстати, большой начальник совсем не собирается увольнять своих бухгалтеров. Других-то кадров у него на примете нет, а эти – уже свои, проверенные. Он искренне надеется, что зарвавшиеся сотрудницы сейчас примут подобающую им в присутствии шефа позу подчинения – смущенно прикроют рот ладошкой, начнут мямлить, оправдываясь: “Ой, да что Вы, Иван Иванович, мы совсем не то имели в виду. Вам послышалось. Мы тут просто вспоминали, куда одна накладная подевалась”. И вернутся, устыдившиеся, с тройным усердием к своим дебетам с кредитами.

Поэтому Иван Иванович предусмотрительно притормаживает перед дверью бухгалтерии и несколько секунд громко кашляет в тонкую офисную дверь, надеясь, что сотрудницы почувствуют его приближение и успеют к моменту его вторжения напустить на себя вид рабочий и ко всяким там антиначальственным заговорам ни капельки не причастный.

Но вот дверь открывается, и перед глазами большого начальника Ивана Ивановича предстает совсем иная картина. Видя его в дверях, никто из сотрудников и не думает обрывать на полуслове начатый разговор, стыдливо прикрыть спиной чашку кофе или уменьшить громкость музыки в наушниках. Все ведут себя так, как будто его и вовсе нет. Или так, как будто он не начальник, наделенный всеми полномочиями, а всего лишь равноправный коллега, решивший из соседнего отдела заглянуть за степлером. Бедный Иван Иванович теряется в догадках: “Может быть, у меня плохо идут дела? Бухгалтерам удалось что-то от меня скрыть? На самом деле я уже банкрот, а они перешли работать к конкурентам?” Но ответа на свои вопросы он не находит. Бухгалтерши продолжают пить кофе и болтать о своем.

Мне кажется, что я на самом деле очень хорошо понимаю авторов возмущенных откликов. Им больно осознавать, что их не слушают и не боятся им не понравиться. Это печаль грехопадшего Адама, который однажды осознает, что больше не господин в этом мире и не он нарекает его обитателям имена. Более того, он просто не понимает, как дальше жить в этом мире.

В мире, где с каждым днем все больше и больше женщин не стремится замуж ни за него, ни за кого-нибудь в принципе. Где в планы очень многих женщин не входит не то что рождение троих-четверых-пятерых детей, а даже хотя бы одного ребенка где-то ближе к исходу фертильного возраста. И совсем никого не пугает перспектива одинокой старости с так никем и не поданным стаканом воды – для подавания воды имеются пенсионные фонды, профессиональные сиделки и благотворительные службы.


Поэтому, хотя бы малейшие проявления феминизма и эмансипации в высказываниях участниц нашего консервативного клуба страшат таких мужчин особенно – если уж на “Матронах”, этом последнем бастионе домашних и многодетных женщин среди моря стервозности и разврата, проскальзывает такое, то мир уже скоро сойдёт на нет. Эта тенденция возобладала как раз в тот исторический момент, когда мужчины наконец-то осознали ценность традиционной семьи, где можно стать главой.

Загляните в архивы молодежных и женских журналов за конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века – главный крик души там будет раздаваться из женских уст и звучать: “Ну почему он на мне не женится?” Типичное письмо читательницы тех лет: “Я такая хорошая, окончила на отлично медицинский институт, варю восхитительные борщи, пеку пироги и вышиваю рушники крестиком, но всем мужчинам нужен только секс на одну ночь, а где же тот, с кем можно было бы создать семью и воспитывать замечательных детишек?”

Сегодня же в блогах и соцсетях чаще жалуются на неустроенность в личной жизни именно мужчины, и даже не то, чтобы жалуются, а повторяют определенный набор заклинаний и мантр, которые, по их мнению, при регулярном повторении способны вернуть этот мир в прежнее патриархальное состояние: “Потому что на десять девчонок по статистике девять ребят”, “Лучше плохонький, да свой”, “Женщина после -дцати лет никому не нужна” и прочая-прочая-прочая. Мужчины глотнули свободы и довольно скоро поняли, что лучше веками проверенной патриархальной семьи для их комфорта, благополучия и удовольствия человечеством еще ничего не придумано. Вот только где же такую семью взять?

Когда на экраны вышел знаменитый сериал “Секс в большом городе” (1998г.), многим российским телезрительницам казались неправдоподобными его образы и характеры. Особенно 35-летняя Кэрри в той серии, где она отвечает: “Прости, я еще не готова к браку” на предложение руки и сердца прямо-таки идеального мужчины Эйдона – красавца, мастера на все руки и романтика. “Не верим! – дружно восклицали наши соотечественницы. – В тридцать? Пять? Нормальному мужчине, не алкоголику, не бомжу, который собственноручно затеял ремонт, чтобы соединить в одну две квартиры – свою и возлюбленной? Так не бывает!”

Сегодня такая Кэрри или такая Саманта уже не кажется сказкой из нью-йоркской богемной жизни, а имеется в числе подруг и знакомых практически у каждой жительницы крупных российских городов. Она хорошо зарабатывает, делает карьеру, стильно одевается, находится в хорошей спортивной форме, регулярно посещает салоны красоты. Или, может быть, она не придает большого значения работе, карьере и размеру своих доходов, носит необычные платья, которые сама придумывает и шьет, весьма начитана, играет на флейте и однажды проехала автостопом по всему Северному Гоа. Сути дела это не меняет – традиционный брак больше не входит в число женских городских ценностей.

Один мой знакомый мечтал о патриархальной православной семье почти до сорока лет: такой, чтобы муж – глава и добытчик, жена – многодетная мама, хозяйка и домоседка. Не найдя соответствующей своим критериям невесты в городе, он привез себе невесту из глубокой провинции, деревенскую девушку на двадцать лет моложе себя. Только вот идеалу семьи, к которому он так долго стремился, не удалось воплотиться в жизнь – едва ступив на московские тротуары, благочестивая и домашняя провинциалка почувствовала вкус к столичным развлечениям и удовольствиям. Теперь утром она отправляется в фитнес-центр с сауной и бассейном, днем – в салон красоты или по магазинам, а вечером она надевает радикальное мини и идет в клуб с подругами тусоваться, а муж-традиционалист оплачивает все ее расходы и надеется, что она все-таки изменится, если родит ребенка.

Другой знакомый решил не ездить за невестой так далеко, а приударить за самой скромной и благочестивой девушкой у себя на приходе. Девица эта одевалась всегда в серое и длинное, очи опускала до полу, а после окончания службы подолгу стояла перед иконой благоверных князей Петра и Февронии, читая им акафист. “Наверное, она очень хочет выйти замуж и переживает, что жениха все нет, а лет ей уже за тридцать”, – подумал мой знакомый и пригласил девушку в кафе.

После нескольких таких свиданий он стал постоянным и тяжелым пациентом психотерапевта – девушка оказалась большой любительницей сложных психологических игр и манипуляций, от которых получала несказанное удовольствие. Ей вовсе не нужно было замуж. Ей было интересно привлечь очередную жертву неотмирностью своего образа, своими юбками в пол, робкими взглядами из-под платочка и показными акафистами, привязать к себе, а потом долго мучить, притягивать и отталкивать, поощрять вниманием или наказывать холодностью. Пока не надоест одна жертва и не появится на горизонте следующая, более интересная, над которой можно будет поставить новый эксперимент.

Иногда обиженные обитательницами большого города мужчины собираются в клубы, называют их партиями и движениями и строят фантастические планы, как вернуть женщин в семью. Конечно, первым дело нужно восстановить монархию.
Потом Царь-батюшка издаст указ о том, чтобы всех одиноких феминисток сначала выпороли розгами на конюшне, а потом насильно выдали замуж за наиболее заслуженных участников патриотического движения. И не видать им тогда никаких светских раутов и гламурных лейблов, а только сидеть в своих светелках, варить патриотам щи и рожать наследников.

Это даже не шутка: однажды я видела своими глазами, как прихожанин одного из московских храмов бежал за настоятелем того же храма, хватал его за рукав рясы и умолял: “Батюшка, батюшка, ну прикажите им! Ну благословите, повелите! Я же православный, верующий, жениться хочу. А эти дерзкие девицы даже разговаривать со мной не хотят, убегают”.

Конечно, герой этой истории смешон и карикатурен, но как быть мужчинам, которые все-таки хотят именно что патриархальной семьи, а не легкого увлекательного флирта, церебрального секса или дружбы с элементами садо-мазо?


Очень просто – научиться жить без костылей. Научиться привлекать девушек без помощи существовавших в традиционном обществе подпорок в виде давления родителей, страха остаться старой девой, женской экономической несамостоятельности и так далее. Научиться вести себя так, чтобы девушка ответила вам “да” не потому, что так благословил очень духовный батюшка, не потому, что больше никого нет, а одной остаться страшно и не потому, что у вас двухкомнатная квартира, а ей жить негде. А потому, что вас любит, уважает и доверяет вам.

Ведь это гораздо более интересно, трудно и достойно, не правда ли?..